Библия в подарок

Банер Молитва

Священное Писание как изложение завета

Пресвитериане придают особое значение библейской теме отношений человека со Всевышним. Эти отношения представлены в Писании как завет - узы жизни и любви, связывающие Бога с Его народом. Эта тема пронизывает Священное Писание, и только она дает ключ к его верному истолкованию.

Бог создал человека как существо, связанное узами завета с Ним самим. Когда в Эдеме человек разорвал этот союз, он навлек на себя смерть - отпадение от цели, отпадение от добра, одиночество в разлуке с Богом. Но Бог предусмотрел новый завет, чтобы искупить грех человека и восстановить его отношения с Отцом. Теперь вся жизнь христианина, освященная его союзом с Господом, представляется по-новому: дела и молитвы, семья и отдохновение от трудов - все это часть его завета любви и жизни с возлюбленным Создателем. В жизни нет ничего "мирского". Все в ней священно. Во всем мы должны прославлять Творца и угождать Ему.

Пресвитериане считают, что суть Священного Писания - в свидетельстве о заветах Господа с человеком, а не в изложении этапов в истории человечества. Те, кто видит суть Библии в рассказе о том, как изменяются отношения человека с Богом, полагают, что на каждом из семи условных этапов в истории человечества Бог строит Свои отношения с людьми по-иному. Когда оказывается, что человек не выдерживает испытания, данного ему на том или ином этапе, по воле Божией начинается новый этап. Сторонники такой точки зрения на Священное Писание исходят из того, что каждая историческая эпоха совершенно отличается от остальных. Такая система взглядов отрицает неразрывную связь исторических эпох и придает большее значение тому, что их различает, а не связующим звеньям. Мы отвергаем такую точку зрения.

Что означает понятие "завет"? О. Палмер Робертсон в книге "Христос Заветов" определяет завет как "установленные свыше узы, скрепленные кровью". В этом определении - несколько важнейших элементов. Во-первых, завет - это союз, то есть то, что связывает людей общими узами. Использование клятв и внешних знаков доказывает, что завет - это союз. Завет связывает стороны, вступившие в союз, взаимными обязательствами.

Завет - это узы, скрепленные кровью. Это означает, что речь идет о вечных, нерасторжимых узах. Ритуалы, сопровождающие завет в Священном Писании (как, например, в Быт. 15), связаны с "рассечением", при котором проливается кровь. В Быт. 15 рассечение ритуальных животных символизирует обет, нарушение которого карается смертью. Расчлененное животное напоминает о том, что если связанные заветом нарушат его, то подвергнутся проклятию. Фраза "узы, скрепленные кровью", живо передает мысль, изложенную в послании к Евреям (Евр. 9:22): "Без пролития крови нет прощения". Кровь в Библии символизирует жизнь. Сказано, что жизнь - в крови (Лев. 17:11). Поэтому пролитие крови - это единственный способ скрепить завет. Робертсон прекрасно обобщает все сказанное: "Завет - это узы, скрепленные кровью. Они предполагают обязательства, от выполнения которых зависит жизнь и смерть. Во время заключения завета стороны, вступающие в союз, дают друг другу обещания, подкрепляя их символическим ритуалом кровопролития. Кровопролитие символизирует нерушимость обязательств, налагаемых заветом на причастных к нему. Завет связывает их в жизни и в смерти." Такой союз важнее, чем брачные узы.

Другой важный элемент Завета заключается в том, что он устанавливается свыше. Это означает, что ни о каких переговорах не может быть и речи, и все условия определяет только одна сторона.

Пресвитериане считают, что Бог вступил с человечеством в такой союз, скрепленный кровью. Все условия этого союза были определены Господом, как суверенным Владыкой неба и земли. Он обещает человеку блаженство, если тот будет послушен условиям завета, и угрожает смертью за ослушание. Таким образом, человеку дано либо соблюдать, либо нарушать завет.

Идея завета раскрывается в Писании особым образом: рассматривается заключение завета между Богом и человеком в разные исторические эпохи. С начала Творения и до конца мира Бог пребывает в завете с человеком. Можно говорить и о единстве, и о различии заветов. Заветы Бога и человека можно разделить на две категории: 1) завет дел; 2) завет благодати, или искупления.

Что подразумевается под заветом дел? Это понятие употребляется для того, чтобы обозначить время до грехопадения Адама, когда он подвергался испытанию. Адаму было обещано, что если он будет послушен, то обретет благодать Божию. Хотя само слово "завет" применительно к Адаму употребляется только у Осии (Ос. 6:7), важнейшие элементы этого понятия присутствуют. Отношения Бога и человека действительно являются установленными свыше узами, скрепленными кровью. Человек должен был исполнять особое повеление Бога, в котором и заключалось испытание: не есть плода с древа познания добра и зла (Быт. 2:16,17). Он не выдержал этого испытания и навлек на себя наказание за нарушение завета. Человек умер духовно и обречен был, рано или поздно, на физическую смерть. Но именно тогда и воссияло милосердие Господне. Бог заключил с человеком завет благодати, или искупления.

Что такое "завет благодати"? Достаточно привести определение Луиса Беркхофа:

"Милосердное соглашение оскорбленного Бога с оскорбившим его, но избранным грешником, когда Бог обещает спасение через веру во Христа, а грешник с верой принимает это обещание, давая обет вести жизнь, полную веры и послушания".

Иисус Христос ознаменовал Собой перелом в ходе библейской истории. С Его явлением произошли такие перемены, что союз Бога с человеком до Христа называется "Ветхим (старым) Заветом", а союз после Христа - "Новым Заветом". Ветхому Завету было свойственно "обещание", "предзнаменование" и "пророчество", а Новому - "исполнение", "истинность" и "осуществление".

Писание повествует о завете благодати, заключенном в следующих отдельных заветах: 1) с Адамом, 1) с Ноем, 3) с Авраамом, 4) с Моисеем, 5) с Давидом, 6) в Новом, или всеобщем завете.

Особая прелесть всех этих заветов состоит в их единстве. Каждый из них основывается на предыдущих, сохраняя самое важное, что было в них, но добавляя и нечто новое. Преемственность прослеживается отчетливо. Робертсон говорит о структурном и тематическом единстве заветов.

Структурное единство

Заветы отмечены единством исторического опыта. Это единство связано с обещанием, данным Богом Аврааму: вывести Израиль из египетского рабства и привести в землю обетованную (Исх. 2:24; 3:16,17; 6:4-8; Пс. 104:8-12,42,45; 105:45). Жертвенник, сооруженный Моисеем (Исх. 24:4), связывает родовую структуру патриархального периода с началом Моисеева завета. Точно так же завет, заключенный с Давидом, связан с избавлением Израиля от египтян (2Цар. 7:6,23). Чтобы понять наказание, которому подвергся народ Израиля, нужно обратиться к Моисееву завету. Во времена Давидова завета народ Израиля нарушил завет Моисея, за что и был обречен на порабощение.

Можно говорить и о единстве генеалогической преемственности. В Своем завете с человечеством Бог помыслил о "тысяче поколений" (Вт. 7:9; Пс. 104:8-10). Доказательством тому служит понятие "семени" (Быт. 15:18; Исх. 20:5,6; Вт. 7:9; 2Цар. 7:12). Этот принцип мы находим и в Новом Завете, где речь идет о "привитии языческих ветвей" (Рим. 11:17,19; Гал. 3:29).

Единство союзов, заключенных в прежние века, связывает их с "новым заветом". Новый Завет является всеобъемлющим осуществлением всех обетований, данных Богом человеку в прежних заветах. Новый Завет, предсказанный пророком Иеремией (Иер. 31:31 и далее), связан с Моисеевым заветом, но лишен его внешних проявлений. Закон Божий записан в сердце верующего. Новый Завет связан и с заветом Авраамовым: Бог обещает дать верующим "одно сердце и один путь", чтобы боялись Его (Иер. 32:39,40). Он обещает "насадить их на земле сей твердо" (Иер. 32:41). Иезекииль связывает Новый Завет с Давидовым (Иез. 34:23,24). Связан Новый Завет и с Ноевым, в силу которого Бог сохранил людей для Себя; об этом нам и сегодня напоминает смена времен года (Быт. 8:22). Более того, Новый завет связан и с Адамовым. В Быт. 3:15 Бог обещал, что пошлет Искупителя, чтобы спасти падшего человека. И в Новом Завете Бог обещал, что сказанное змию будет исполнено (Рим. 16:20).

Тематическое единство

Помимо структурного единства, заветы связывает и великая тема, которую мы встречаем в Писании вновь и вновь: "Я - ваш Бог, вы - Мой народ". В словах "Бог с нами" (что по-древнееврейски звучит как "Эммануил") заключена самая суть завета благодати.

Эта тема впервые возникает в Быт. 17:7, где говорится об обрезании, которое должно стать знаком и печатью Авраамова завета. В Моисеевом завете она повторяется в связи с освобождением Израиля от рабства (Исх. 6:6,7; 19:4,5; Лев. 11:45; Вт. 4:20), прослеживается в завете Давида (4 Цар. 11:17), а пророк Иезекииль (Иез. 34:24) напоминает: "Я, Господь, буду их Богом, и раб Мой Давид будет князем среди них. Я, Господь, сказал это." Эта же фраза используется и в Новом Завете там, где речь идет о Божием народе (2 Кор. 6:16; Евр. 8:10).

С этой темой ("Я буду вашим Богом, а вы - Моим народом") связано и представление о пребывании Господа среди Его народа. Нетрудно проследить развитие этого представления от скинии к храму и от воплощенной Святыни - к Церкви. Мы читаем о том, как Бог пребывает со Своим народом в святилище (Исх. 25:8; 29:42-44; Лев. 26:9-13). Потом мы узнаем о присутствии Господа в святая святых храма (2Пар. 5:14; Иез. 43:4-7). В Иисусе Христе мы видим воплощенного Сына, обитающего с нами, как святыня (Ин. 1:14). А Церковь названа храмом Божьим, где Он пребывает с нами (Еф. 2:21 и далее)

Тема завета достигает наивысшего развития в одной личности - Иисусе Христе. Об этом говорит и пророк Исайя (Ис. 42:6; 49:8; 55:3,4). Иисус - само воплощение завета. Его личность связывает в единое целое все Священное Писание. Иисус, умерший на кресте вместо нас всех, расплатился за то, что мы нарушили завет (1 Пет. 3:18; Кол. 2:13,14). Все заветы едины потому, что сходятся к личности Христа. И как неделима Его личность, так неделимы и заветы.

Взгляд на Писание как на изложение завета - одна из основных особенностей пресвитерианства. Без понимания этой концепции мы не можем оценить разнообразие Писания и его единство. Теологическое учение о завете - это тот столп, на котором зиждется пресвитерианство.