Библия в подарок

Банер Молитва

О человеческой порочности и обращении к Богу и о том, как это происходит

I. Изначально человек был сотворен по образу Божию, его ум был наделен истинным и благотворным знанием о своем Творце и духовных вещах, его воля и сердце были наделены праведностью, и во всех своих желаниях он был чист; поистине человек всецело был свят. Однако, восстав против Бога по диавольскому наущению и по своей собственной свободной воле, он лишил себя всех этих замечательных даров. Более того, вместо них он навлек на себя слепоту, ужасающее невежество, суетность, неверное суждение своего разума, порочность, строптивость и жестокость воли и сердца, и наконец, нечистоту всех своих желаний.

 

II. Каким стал человек после грехопадения, такими он породил и детей, а именно: он, будучи порочным, породил порочных детей. Сия порочность распространилась, по праведному суждению Божию, от Адама на всех его потомков — кроме одного Христа — не через подражание (как в прошлые времена учили пелагиане), но через воспроизведение его испорченной природы.

 

III. Вот почему все люди зачаты в грехе и рождаются чадами гнева, непригодны для спасительного добра, склонны к злу, мертвы во грехах своих, рабы греха; и без благодати возрождающего Святого Духа они не желают и не способны обратиться к Богу, изменить свою испорченную природу или даже расположить себя к такому изменению.

 

IV. В человеке имеется, несомненно, определенный естественный разум, оставшийся в нем после грехопадения, благодаря чему он сохраняет некоторое понятие о Боге, природных вещах и различии между нравственным и безнравственным, и показывает определенное стремление к добродетели и внешне хорошему поведению. Но этот естественный разум совершенно неспособен привести человека к спасительному знанию о Боге и обратить к Нему, — в сущности, человек не использует его правильно даже в отношении природы и общества; более того, он различным образом искажает сей светильник, каким бы тот ни был, и заглушает его своей неправедностью. Поступая таким образом, человек оставляет себя без оправдания пред Богом.

 

V. Что истинно о свете разума, также истинно и в отношении Десяти Заповедей, данных Богом через Моисея специально для Иудеев. Ибо чрез них открывается огромность греха человека, более и более доказывается его виновность, но они все же не предлагают средства и не дают сил, избавляющих от пагубного состояния, и будучи сами по себе ослаблены плотью, оставляют нарушителя под проклятием; человек не может чрез них обрести спасительной благодати.

 

VI. Что не могут совершить ни свет разума, ни закон, то совершает Бог силой Святого Духа посредством Слова, или служением примирения [2 Кор. 5:18]. Это Слово есть Евангелие о Мессии, через которое угодно Богу спасти верующих, как в Ветхом, так и в Новом Завете.

 

VII. В Ветхом Завете тайну Своей воли Бог открыл немногим; в Новом Завете (без всякого ныне различия между народами) Он открывает ее большему числу людей. Основание такого различия следует видеть не в большем достоинстве одного народа по сравнению с другим, или в лучшем применении света разума, но в свободной благой воле Божией и незаслуженной [нами] Его любви. Те, кто получает такую обильную благодать, вне зависимости от того, что они заслуживают, должны принимать ее со смирением и благодарностью сердца; с другой стороны, вместе с Апостолом им следует восхищаться суровостью и праведностью суда Божьего в отношении других, которые не получают эту благодать, никоим образом не пытаясь любопытствующе проникнуть в него.

 

VIII. Тем не менее, все, призываемые посредством Евангелия, призываются всерьез. Поскольку Бог серьезно и в высшей степени искренно объявляет в Своем Слове о том, что угодно Ему: призываемые должны прийти к Нему. Также серьезно Он обещает всем, кто приходит к Нему и верует, покой душам и жизнь вечную.

 

IX. В том, что многие, призываемые служением Евангелия, не приходят и не обращаются, вина лежит ни на Евангелии, ни на Христе, предлагаемом через Евангелие, ни на Боге, Который призывает их посредством Евангелия и даже наделяет различными дарами, но на самих призываемых. Одни в своей беспечности не принимают Слово жизни; другие принимают, но не оставляют его в сердце, и по этой причине, после непродолжительного забавления с преходящей верой, возвращаются к прежнему; третьи заглушают семена Слова терниями земных забот и наслаждениями мира сего, и не имеют плодов. Об этом наш Спаситель учит в притче о сеятеле (Мф. 13).

 

X. То, что иные, призываемые служением Евангелия, приходят и обращаются, должно приписывать не человеку, как будто одни отличаются свободным выбором от других, наделенных равной, или достаточной, благодатью для веры и обращения (как тому учит горделивая ересь Пелагия), но должно быть приписываемо Богу: как Он от вечности избрал Своих во Христе, так в должное время Он действенно призывает их, наделяет верой и покаянием, и, избавляя их от власти тьмы, приводит в Царство Своего Сына, чтобы они возвещали добродетели Того, Кто призвал их из тьмы в этот чудный свет, и хвалились не собой, но Господом, как об этом неоднократно удостоверяют Апостолы в Писании.

 

XI. Более того, когда Бог исполняет Свою благую волю в избранных, или соделывает в них истинное обращение, Он не только заботится о том, чтобы Евангелие было провозвещено им внешним образом, и действенно освещает их разум Святым Духом, чтобы они могли правильно понимать и различать дела Духа Божия; но мощным воздействием того же возрождающего Духа проникает в самую сущность человека, открывает закрытое сердце, смягчает его, необрезанное сердце делает обрезанным; Он наделяет новыми качествами волю, делая мертвую живой, злую доброй, нежелающую желающей и упрямую послушной; подвигает и укрепляет ее, чтобы подобно доброму дереву она была способна принести плоды добрых дел.

 

XII. Таково есть столь ясно провозглашенное в Писаниях возрождение, новое творение, воскрешение из мертвых, соделание живым, которое Бог соделывает в нас без нашей помощи. Но это никоим образом не происходит от одного лишь внешнего учения, нравственного убеждения или от какого-либо свершения, которое, после того как Бог завершит Свой труд, оставалось бы во власти человека исполнить, чтобы стать или не стать ему возрожденным, стать или не стать обращенным. Напротив, это всецело Божественное деяние, одновременно мощное и желанное, чудесное, скрытое и невыразимое, которое не меньше и не уступает по силе деянию творения или воскрешения из мертвых, как об этом учит Писание (вдохновленное Творцом этого деяния). Поэтому все те, в чьих сердцах Бог действует таким чудесным образом, — определенно, непоколебимо и действенно возрождены и действительно веруют. И воля, теперь уже возрожденная, не только подвигается и побуждается Богом, но, подвигаемая Богом, так же действует самостоятельно. По этой причине о самом человеке, получившем сию благодать, также правильно говорится, что он верует и кается.

 

XIII. В этой жизни верующие не могут полностью понимать, как происходит это деяние; тем не менее они могут довольствоваться знанием и опытом того, что по этой благодати Божией они веруют сердцем и любят своего Спасителя.

 

XIV. Поэтому вера является даром Божиим не в том смысле, что она предлагается Богом человеку для выбора, но в том, что человек действительно наделяется ею, вера вдохновляется и внедряется в него. Также не потому [дар], что Бог наделяет только способностью веровать, а затем ожидает согласия человека уверовать по своей воле; но потому, что Тот, Кто соделывает желания и действия, и соделывающий все во всем, соделывает в человеке волю к верованию и саму веру.

 

XV. Эту благодать Бог не должен никому. Как может Бог быть должен тому, кто не имеет ничего дать наперед, чтобы Он должен был воздать? [Рим. 11:35] Действительно, как может быть Бог должен тому, кто не имеет ничего своего, кроме грехов и лжи? Поэтому человек, получающий эту благодать, обязан только Богу и воздает Ему одному вечное благодарение; человек, который не получает ее, не заботится вовсе об этих духовных вещах и доволен собой в своем состоянии, или же в своей самоуверенности безрассудно хвалится, будто имеет нечто, [в действительности] этого не имея. Далее, о тех, кто внешне исповедует свою веру и исправляет свою жизнь, мы должны думать и говорить, следуя примеру Апостолов, в высшей степени доброжелательно, поскольку внутренние глубины сердца нам неизвестны. А о тех, кто еще не призван, мы должны молить Бога, Который призывает несуществующее, словно оно уже существует. И никоим образом мы не должны превозноситься пред ними, будто мы выделяем себя.

 

XVI. Тем не менее, поскольку человек, несмотря на грехопадение, не перестал быть человеком наделенным разумом и волей, и хотя грех распространился на все человечество, все же он не уничтожил человеческую природу, а только исказил и убил ее для духовного; то Божественная благодать возрождения действует в людях не так, точно они бревна или камни, не отменяет волю и ее свойства и не принуждает ее силой, но духовно оживляет, исцеляет, преображает и — одновременно желанно и мощно — направляет ее. И там, где прежде всецело господствовало непослушание и противление плоти, теперь начинает преобладать охотное и искреннее послушание Духа. Именно в этом и состоит истинное и духовное восстановление и свобода нашей воли. Таким образом, если бы чудесный Творец всего доброго не действовал бы в нас, человек после своего падения не имел бы надежды подняться по своей свободной воле, которой Он вверг себя в погибель, когда еще стоял прямо.

 

XVII. Поскольку всемогущее деяние Божие, которым Он порождает и поддерживает нашу природную жизнь, не исключает, но требует использования средств, через которые Бог, согласно Своей беспредельной мудрости и благости, пожелал явить Свою силу; то вышеупомянутое сверхъестественное деяние Божие, которым Он возрождает нас, никоим образом не исключает или отменяет применение Евангелия, которому Бог в Своей великой премудрости определил быть семенем возрождения и пищей души. По этой причине Апостолы и наставники, которые последовали за ними, в духе благочестия учили народ об этой благодати Божией, о том, что славу надо отдавать Богу и смирять всю человеческую гордыню, и между тем, не пренебрегали средствами святого евангельского увещевания, проповедуя Слово, совершая Таинства и поддерживая послушание. Поэтому сегодня даже не может быть и речи о том, чтобы обучающие или обучаемые в Церкви позволяли себе искушать Бога, разделяя то, что Он в Своем благом намерении пожелал соединить нераздельно. Поскольку благодать ниспосылается через увещевания, то, чем более охотно мы исполняем наш долг, тем обычно более ярко выявляется совершаемое в нас благодеяние Божие, и тем успешнее продвигается Его труд. Ему одному принадлежит вся слава вовеки — за эти средства и за их спасительный плод и действенность. Аминь.

 

 

 

Опровержение заблуждений

Излагая истинное учение, Синод отвергает заблуждения тех,

 

I. Кто учит, что, строго говоря, невозможно утверждать, будто первородный грех сам по себе достаточен для осуждения всего человечества или что он служит основанием для временных и вечных кар.

Поскольку этим они противоречат Апостолу, когда он говорит: "Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили" (Рим. 5:12); и также: "Суд за одно преступление к осуждению" (Рим. 5:16); "Возмездие за грех — смерть" (Рим. 6:23).

 

II. Кто учит, что духовные дары, или добрые качества и добродетели, такие как благость, святость и праведность, не могли быть присущи воле человека, когда он был первоначально сотворен, и следовательно, не могли быть отделены от его воли после грехопадения.

Поскольку этим они противоречат описанию Апостолом образа Божия в Послании к Ефесянам (4:24), где он передает образ через понятия праведности и святости, которые, несомненно, присущи воле.

 

III. Кто учит, что в духовной смерти духовные дары не были отделены от человеческой воли, поскольку воля сама по себе никогда не была порочной, но лишь была подавлена затмением разума и несдержанностью чувств, и если эти препятствия удалить, то воля сделается свободной и сможет показать свою внутреннюю способность, другими словами, сама по себе она способна желать или избирать какое-либо предложенное ей благо, или же не желать и не избирать его.

Поскольку это нововведение и заблуждение, имеющее целью возвеличить силу свободной воли, что противоречит словам Пророка Иеремии: "Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено" (Иер. 17:9); и словам Апостола: "Между которыми [сынами противления] и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов" (Еф. 2:3).

 

IV. Кто учит, что не возрожденный человек не совсем, или не всецело, мертв в своих грехах, или лишился всех сил для духовного добра, но способен алкать и жаждать праведности и жизни и предложить жертву сокрушенного и кающегося духа, которая угодна Богу.

Поскольку эти взгляды противоположны ясному свидетельству Писания: "И вас, мертвых по преступлениям и грехам вашим" (Еф. 2:1,5); "Все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время" (Быт. 6:5; 8:21). Кроме того, алкать и жаждать избавления от страданий, стремиться к жизни и предлагать Богу жертву сокрушенного духа свойственно только возрожденным и тем, кто назван блаженными (Пс. 50:9; Мф. 5:6).

 

V. Кто учит, что порочный и природный человек может так хорошо употребить общую благодать (под чем они имеют ввиду естественный разум) или дары, остающиеся после грехопадения, что посредством их он способен постепенно достичь большей благодати — Евангельской, или спасительной благодати, — а также и самого спасения; и что таким образом Бог, со Своей стороны, являет Себя готовым открыть Христа всем людям, поскольку Он наделяет всех в достаточной степени и действенно всем необходимым для открытия Христа, для веры и покаяния.

Поскольку Писание, не говоря уже об опыте веков, удостоверяет, что это ложь, ибо: "Он возвестил слово Свое Иакову, уставы Свои и суды Свои Израилю. Не сделал Он того никакому другому народу, и судов Его они не знают"(Пс. 147:8,9); "Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями" (Деян. 14:16); "Прошедши чрез Фригию и Галатийскую страну, они [Павел и его спутники] не были допущены Духом Святым проповедовать слово в Асии. Дошедши до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их" (Деян. 16:6,7).

 

VI. Кто учит, что в истинном обращении человека новые свойства, наклонности, или дары, не могут быть внедрены или излиты в его волю Богом, и что на самом деле вера, посредством которой мы первоначально приходим к обращению и затем получаем имя верующих, не является свойством или даром, вложенным в нас Богом, но что это лишь поступок человека, и потому не может называться даром, кроме того, что относится к силе обретаемой веры.

Поскольку эти взгляды противоречат Священному Писанию, которое удостоверяет, что Бог все-таки внедряет [или изливает] в наши сердца новые свойства веры, послушания и чувствования Его любви: "Вложу Закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его" (Иер. 31:33); "Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее; излию дух Мой на племя твое" (Ис. 44:3); "Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 5:5); они также вступают в противоречие с непрестанным служением Церкви, которая вместе с пророком молится Господу: "Обрати меня, — и я обращусь" (Иер. 31:18).

 

VII. Кто учит, что благодать, которой мы делаемся обращенными к Богу, есть не что иное как спокойное убеждение; или (как объясняют другие) что способ [Божиего] деяния в обращении человека, наиболее благородный и приемлемый для человеческой природы, — есть тот, который происходит посредством убеждения, и что ничто не препятствует этой благодати нравственного убеждения (ей одной) соделыватъ обычных людей — духовными; и что в действительности Бог не созиждет, за исключением морального убеждения, согласие воли, и что действенность дела Божия, которая превосходит дело сатаны, состоит в том, что Бог дает обетование благ вечных, в то время как сатана обещает лишь блага преходящие.

Поскольку это учение является всецело пелагианским и противоречит всему Священному Писанию, которое признает помимо убеждения также и другой способ, куда более действенный и Божественный, которым Святой Дух действует в обращении человека. Как говорит Иезекииль: "И дам вам сердце новое и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное" (Иез. 36:26).

 

VIII. Кто учит, что Бог в возрождении человека не привносит силу Своего всемогущества, которой Он может мощно и непоколебимо направить волю человека к вере и обращению; что даже когда Бог исполнит весь труд благодати, который Он применяет для обращения человека, человек, тем не менее, может — и в действительности часто так и делает, — сопротивляться Богу и Духу в намерении и желании возродить его, так что он полностью расстраивает свое собственное возрождение; и потому остается в собственной власти человека — быть или не быть ему возрожденным.

Поскольку это есть не что иное, как устранение всей силы благодати Божией в нашем обращении и подчинение деяния Всемогущего Бога воле человека; и противоречит Апостолам, которые учат: "Как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его" (Еф. 1:19); "Молимся всегда за вас, чтобы Бог наш соделал вас достойными звания и совершил всякое благоволение благости и дело веры в силе" (2 Фес. 1:11); и подобным образом: "От Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия" (2 Пет. 1:3).

 

IX. Кто учит, что благодать и свободный выбор являются соположенными, дополняющими друг друга причинами, которые взаимодействуют в деле побуждения к обращению, и что благодать не предшествует — как первопричина — действенному влиянию воли; иначе говоря. Бог до тех пор решающим образом не помогает человеческой воле прийти к обращению, пока не подвигнется и не определится сама воля человека.

Поскольку ранняя Церковь уже давно осудила эти взгляды у пелагиан, основываясь на словах Апостола: "Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (Рим. 9:16); "Кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил?" (1 Кор. 4:7); "Воспроизводит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 2:13).